Чего боятся детишки?

Чего боятся детишки?
Страх – естественное человеческое чувство. Звучит банально, но так оно и есть. Он предупреждает нас об опасности, тем самым предзащищая нас от нее. Страх – неотъемлемая часть инстинкта самосохранения, и если бы не он – говорить о страхах было бы некому и не с кем. Однако, детские страхи нередко удивляют нас своей непоследовательностью.

Кощея и Бабу-Ягу отличает главным образом то, что они «лишены всего человеческого». Кощей бессмертен, а у Яги – костяная нога: оба они «нелюди».
Перед сном
В возрасте около трех лет у детей нередко появляется страх темноты. Хоть мама и рассказала малышу тридцать три сказки, он отказывается отпускать ее. Плачет, просит оставить дверь открытой или – жалуется, что «в углу сидит волк». Иногда такие страхи подкрадываются к ребенку не перед сном, а среди ночи: малыш просыпается от кошмара, долго не может перестать плакать, затем забирается в родительскую кровать, и уже до утра отказывается покидать ее. После серии неприятных снов ребенок может бояться засыпания: вдруг нехороший сон приснится вновь?

Тогда пугающие образы из снов перемещаются еще и в комнату: ребенок начинает жаловаться на них перед засыпанием. Затем те же неприятные видения являются к нему и во сне. Если аккуратно расспросить малыша, про что был нехороший сон, ребенок обычно в одной-двух фразах описывает картину физической угрозы: «Приходил волк и кусал меня за пятки». У трехлеток пугающий образ волка встречается чаще всего. Он символизирует агрессию, опасность, боль и детскую незащищенность от всего этого.

Возраст трех лет – классический период детских страхов, и в «небольших количествах» такое поведение можно считать вполне нормальным. Дитя, всё это время неутомимо постигавшее окружающий мир, занималось тем, что училось его предсказывать. Утром бывает завтрак, а ужин – вечером; с неба обычно льется дождь, а сок – из пакета, у папы низкий голос, у мамы – высокий; Одновременно с этим малыш накапливает знания о том, что в мире существует немало опасностей. Он уже достаточно смышленый, чтобы принимать родительские объяснения всерьез, и список возможных неприятностей в голове ребенка довольно длинный: огонь может обжечь, собаки могут кусаться, машина может задавить, с незнакомым дядей никуда ходить нельзя.

Он приходит к открытию: есть вещи, которые предсказывать невозможно. Например – темнота может скрывать предметы, и фантазия услужливо предлагает ребенку все образы по очереди из списка известных ему опасностей. И волк – это собирательный образ плохого, а темнота – наиболее часто встречающийся антураж возникновения возрастных страхов. Проработка и усвоение всей этой информации требует времени, и у трехлетки количество переходит в качество постепенно: он уже довольно много знает о том, что бывает, но не всегда умеет сам успокоиться, размышляя об этом.

Если вам кажется, что ребенок чрезмерно пуглив, зациклен на плохих образах, много твердит про это, помогите ему проработать тему опасности. Рисуйте вместе с малышом на тему «что бывает», с подробными обсуждениями способов спасения. Играйте в пожар и пожарников, «скорую помощь» и врачей, землетрясения и спасателей. В процессе игр подробно и конструктивно рассказывайте, какие меры помогут спасти людей и оказать им помощь, отвечайте на все вопросы. Финал у игр всегда должен быть позитивный. Также отлично снимает вечернюю тревогу самая обычная игра в жмурки.

Относитесь к вечерним капризам ребенка более терпимо: удлините ритуал укладывания, оставьте зажженным ночник. И ни в коем случае не прогоняйте малыша, если он пришел к вам ночью.
Мама, а ты умрешь?

В том же возрасте дети начинают всерьез выяснять у своих родителей ответ на извечный вопрос «куда?», который, как ни странно, беспокоит малышей ничуть не меньше, чем вопрос «откуда?». Обычно современные мамы и папы к трем годам успевают описать малышу основные этапы деторождения, и эта новость для ребенка уже не свежа. Однако, вопрос, куда деваются живые существа после – всё время остается открытым, и однажды ребенок созревает для нового вопроса. Обычно он звучит так: «Что такое «умереть»?», «А как это – мертвый?» или «Что значит «умер»?». Самый первый ответ на этот вопрос чаще всего бывает крайне невнятным, например: «Я тебе чуть погодя расскажу» или: «Что-что. Вырастешь – узнаешь!». Родительский испуг трехлетний малыш обычно ловит на лету, поэтому главное из такого неразвернутого ответа он все же успевает уловить. Умереть – страшно, даже для папы с мамой.
29 июня 2010, 18:10
0
0
Подпишись на канал baby.ru вЯндекс.Дзен
Комментарии

Мама не пропустит